От Александра I до Николая II

От 1917 г. до наших дней


Археологические данные

Загадка Буса Белояра

Орёл - символ КМВ

на главную

Справочно:
Фотокарта Железноводска
сайты партнеров

контакты


История Кавказских Минеральных Вод.


Археология. Загадка Буса Белояра.



  В конце восемнадцатого - первой половине девятнадцатого веков в степных просторах обширной Кавказской губернии еще можно было встретить множество древних каменных изваяний, либо украшавших вершины курганов, либо вросших в землю. Они издавна привлекали внимание путешественников и ученых. Их зарисовывали, описывали, пытаясь проникнуть в тайну жизни древних народов, населявших когда-то Северный Кавказ.

  Когда-то в маленьком провинциальном курортном городке Пятигорске существовал на протяжении тридцати с лишним первый в России – и едва ли не в Европе – музей под открытым небом. В этом году ему исполнилось бы сто пятьдесят четыре года. В его истории есть примеры как равнодушия, так и заинтересованности тех должностных лиц, от кого зависело сохранение памятников.

  Государственный архив Ставропольского края сохранил интересный документ 1844 года: распоряжение Министра Внутренних дел о сборе сведений о древних каменных изваяниях, находившихся на территории Кавказской области. Чиновники выявили тринадцать «каменных баб» в разных местах, при этом отметив, что в Пятигорской округе таких нет.

  Всего лишь через несколько лет после чиновничьей отписки на Кавказ прибыл известный исследователь А. С. Фиркович. Проезжая однажды вдоль берегов Подкумка, он случайно натолкнулся на те самые изваяния, которые остались незамеченными. У Фирковича возникла идея собрать их в одном месте, чтобы сохранить для потомков. Ее поддержал Кавказский наместник князь М. С. Воронцов. Михаил Семенович делал все возможное для процветания Кавказских Минеральных Вод. Для создания музея был выбран Пятигорск.

  В этот центр Кавказских курортов съезжалась летом многочисленная публика из Москвы, Петербурга и других мест. Большую материальную помощь в работе Фирковича по созданию музея оказала и Дирекция Кавказских Минеральных Вод. Место для экспозиции нашли очень удачное. В городе только что завершилось строительство прекрасной белокаменной Елизаветинской галереи. Ниже ее, между отрогами Машука и Горячей горы находился небольшой, но очень живописный Елизаветинский цветник. В XX веке на его месте устроена каменная лестница, ведущая к бывшей Елизаветинской, а ныне к Академической галерее. Когда-то отсюда начинался знаменитый пятигорский бульвар, и вроде бы совсем недавно по дорожкам Елизаветинского цветника прогуливались лермонтовские герои - Печорин, Грушницкий, княжна Мэри. И невозможно было найти в Пятигорске лучшего места для создания археологического музея под открытым небом, чем этот популярный уголок отдыха.

  Сначала сюда привезли с Этоки каменное изваяние Дука-бека (так в XVIII веке статую называли кабардинцы). Первым исследователем статуи был И. А. Гюльденштедт, путешествовавший по Большой Кабарде в мае-июне 1773 года и увидивший ее на берегу речки Этоко (правый приток реки Подкумок). Фигура воина высотой около 3 метров стояла на кургане рядом с родником и дорогой.

  Следующим исследователем статуи стал Я. Потоцкий, побывавший в этих краях в 1797-1798 году. Вид этого истукана настолько поразил ученого, что он даже зарисовал его. Это был большой камень в виде человеческой фигуры со сложенными у пояса руками, в правой он держал кубок, голову венчала круглая шапка. Вдоль груди виднелись высеченные из камня украшения, а ниже пояса полуисчезнувшая греческая надпись, которую прочесть было невозможно. Под надписью в несколько рядов размещались по камню чрезвычайно интересные барельефы. С тыльной стороны памятника просматривалось несколько конных всадников и олени. Его боковые стороны украшали различные фигуры, в том числе и огромный пятиглавый змей, которого держал на цепи человек.

  Какое значение имел Дука-Бек в древности? Был ли это кумир, перед которым древние люди совершали жертвоприношения или нет? Может быть, это монумент в честь какого-нибудь героя, погибшего на поединке, или это просто надгробный памятник? Только ученые смогут когда-нибудь ответить на эти вопросы!

  Вначале монумент установили против ступенек лестницы, ведущей к Елизаветинской галерее, а через несколько месяцев его перенесли на главную клумбу сада. Установили таким образом, чтобы потом вокруг разместить и другие древности, доставленные в Пятигорск « ... дабы собранием оным в одном месте составить род открытого музея...» Так говорилось тогда в официальных документах. Очень живописно выглядел памятник в тени деревьев, в центре цветника.

  Осенью того же 1850 года Фиркович привез из станицы Ессентукской еще две каменные человеческие фигуры, с каменными шапками на голове. Их поместили справа и слева от статуи Дука-бека. Одна из них была украшена шлемом, из-под которого на спину спускались две косы, свитые кругом. Вторая фигура, отделанная весьма грубо, вероятно, сильно пострадала от времени. Никаких надписей на обеих не было.

  В станице Кисловодской, на земле есаула Абукова весной того же 1850 года исследователь нашел каменный четырехконечный крест с греческой надписью. Хотя и не сохранилась она полностью, специалисты сумели ее прочесть. На камне было высечено: «Спаси раба твоего Сергия Бесстрашного» и «Иисус Христос побеждает».

  Путешествуя по Малой Кабарде за Тереком, близ Эльхотовско-го аула Фиркович обнаружил в начале весны 1850 года еще один большой камень в виде неправильного креста. Его также отправили в Пятигорск и поставили около самого бульвара, недалеко от лестницы, ведущей к Елизаветинской галерее. На кресте был высечен конный всадник, одетый в панцирь, со шлемом на голове и поднятым над головой мечом, за спиной у него виднелся лук с тетивой. Здесь также изображены несколько всадников, а на другой стороне высечен был только крест. Очевидно, когда-то здесь имелась надпись, но от нее не осталось и следа. Этот крест по распоряжению и настоянию ученого и при участии местной власти перевезли сначала во Владикавказ, а оттуда в декабре 1851 года в Пятигорск. В деловой переписке об отправке креста значилось: «Ему назначено местопребывание в Пятигорске, что он здесь быть может сбережен и вместе с тем послужит удовольствием для ученых посетителей города».

  Неизвестно, кем были найдены еще два камня. Один - переломленный пополам, с высеченными по обеим сторонам фигурами животных. Его почему-то в официальных бумагах называли «каменным порогом». Другой – с арабскими надписями - вероятно, украшение над входом в какое-то помещение. Эти камни доставили в Пятигорск по распоряжению князя Эристова, начальника центра Кавказской линии, одновременно с большим крестом, найденным близ Эльхотовского аула.

  В деловых бумагах того времени упоминалось еще о четырех камнях с арабскими надписями, найденными Фирковичем в Бор густанской станице на Подкумке. Дирекция Вод предполагала прикрепить их к стене Елизаветинской галереи, но было ли действительно это сделано, неизвестно. Как знать, может быть, когда-нибудь их обнаружат в процессе реставрации Академической галереи.

  Пятигорский музей древностей привлекал внимание самых разных людей. Так писатель Благовещенский, ежегодно приезжавший в Пятигорск для лечения, описал их в подробной статье в газете «Листок для посетителей Кавказских Минеральных Вод» в 1872 году. Древними экспонатами заинтересовались в Англии. В том же году «С. Петербургские ведомости» опубликовали сообщение о том, что в Лондоне, в журнале «Атеней» некто, скрывший свое имя под инициалом «Д», просил тех, кто может дать ему ответ, сообщить, есть ли на Кавказе, в Пятигорске, древний камень с изображением змея и фигурами людей и коней? Дирекция Вод тогда же отправила в журнал необходимые сведения и фотографии. Внесли свой вклад в изучение памятников и русские ученые. Так летом 1877 года в Пятигорск прибыл хранитель Московского этнографического музея коллежский советник Керцелли с целью обследовать пятигорские экспонаты. Он описал их в статье «Поездка к Кавказским курганам в 1877 году».

  А двумя годами раньше в Петербурге вышла любопытная сатирическая книжка в картинках. Едко высмеивая нравы курортного городка, ее автор князь Ф. Н. Туркестанов изобразил и музей как кладбище курортников, переусердствующих минеральными водами. Сам того не ведая, автор оказал большую услугу историкам: он точно передал расположение памятников в Елизаветинском цветнике. На сегодняшний день это единственное известное изображение музея под открытым небом.

  В 1877 году камни из Боргустана с арабскими надписями, которые прежде находились в гроте Лермонтова, неожиданно исчезли. Стало ясно, что памятники древности не могут больше находится в прежнем состоянии, их нужно спасать не только от губительных действий природы, но и «любителей старины», откалывавших кусочки камней на память, а также от любителей оставлять надписи в самых неподобающих местах. К сезону 1881 года памятники собрали в одном месте, в том же цветнике, окружили решеткой и стали покрывать на зиму. Тем же любопытным, кто хотел посмотреть их поближе, предлагалось обращаться к смотрителю, у которого хранился ключ от ограды.

  Осенью того же года часть памятников была увезена в Москву, в создаваемый графом Уваровым Императорский Исторический музей. «Конечно, - писал граф Начальнику Терской области Свистунову, - русская археология должна быть очень благодарна покойному князю Воронцову за оказанное им покровительство памятникам, которые, оставшись на месте, наверное, погибли бы бесследно, но вместе с тем эти памятники, выставленные на довольно бойком месте, подвергались всем неблагоприятным влияниям атмосферных изменений, ежегодно все более и более повреждаются так сильно, что необходимо спасти их от дальнейшего разрушения». В Москву отправили четыре камня, среди них фигуру Дука-бека и большой крест. Они и сейчас входят в золотой фонд археологической коллекции Государственного Исторического музея. Другая часть экспонатов осталась в Пятигорске. Постепенно стала собираться коллекция древних изваяний, и Пятигорский музей краеведения оказался правопреемником первого музея под открытым небом. Одним из ценнейших является разбитый надвое «каменный порог» с фигурами животных — экспонат первого в России музея под открытым небом.

  А знаменитая статуя Дука-бека и в настоящее время привлекает внимание историков. О ее происхождении спорят, выдвигают различные теории о времени ее появления на земле Пятигорья. Одна из них появилась совсем недавно. Некоторые исследователи относят статую ко времени легендарной Русколани. Каменный идол, считают они, есть не что иное, как надгробный памятник не менее легендарного Буса Белояра, а фигуры на камне - рунические письмена. Есть даже попытки их расшифровать.

  От издателя из книги А. Асова «Русколань: Древняя Русь»: «Бус Белояр - великий князь Русколани из рода Белояров (295-368 г. н.э.). Упоминания о нем есть в «Слове о полку Игореве» и в «Книге Велеса» IV век н.э. Бус явился наследником престола Русколани. Власть предков Буса Белояра распространялась от Алтая, Загроса до Кавказа и Днепра. Бус - было тронным именем как ирано-аланских, так и славянских князей. В XI веке арабский писатель Аль-Бекри прямо заявлял о том, что русы приняли крещение при Бусе. Бус укреплял Русь, которая вела войны с гуннами и готами. Готы распяли Буса. Из «Книги Белеса»: «А потом Русь вновь была повержена. И Бога Буса и семьдесят иных князей распяли на крестах. И смута великая была на Руси от Амала Венда. И тогда Словен собрал Русь, и повел ее. И в тот раз готы были разбиты...» По кавказскому преданию, на родину тело Буса и иных князей привезли восемь пар волов. Жена Буса повелела насыпать над их могилой курган на берегу реки Этока (приток Подкумка) и воздвигла на кургане памятник, сделанный греческими мастерами. Она же, дабы увековечить память Буса, повелела переименовать реку Альтуд в Баксан (реку Буса)».

  Лишь дальнейшие фундаментальные исследования смогут под твердить или опровергнуть эту теорию происхождения статуи Дука-бека - Буса Белояра!

МирЛик.ру: купить Смета.ру.